Неисправимые бодяжники

Неисправимые бодяжники

8 июня 2015 года на нефтебазе БРСМ в селе Крячки Васильковского района Киевской области вспыхнул пожар, который стал крупнейшим в истории Украины. Погибли шесть человек, ранения получили 18, а сколько тысяч людей «оздоровилось» в результате выброса в атмосферу, почву и воду продуктов сгорания 20 тыс. т нефтепродуктов, неизвестно.

Об этом сообщает ЗРОБИТИ

Чему научила Васильковская трагедия виновников её возникновения, к которым, помимо владельцев БРСМ, можно отнести и государство? Спойлер — ничему. Десятки «васильковых» продолжают работу по всей стране.

Для начала важно установить первопричину произошедшего. Она имеет две составляющие. Первая — многолетнее незаконное производство на нефтебазе фальсификата бензина. В ZN.ua писали об этом ещё в 2014 году, отмечая странную номенклатуру грузов, идущих на нефтебазы БРСМ, больше напоминающую рацион нефтеперерабатывающего завода. Позже в Отчете правительственной комиссии будет зафиксировано, что на нефтебазе были отобраны образцы содержимого резервуаров, «которые отличаются от состава автомобильных бензинов и могут относиться к продуктам вторичных процессов переработки, которые используются как компонент автомобильных бензинов, а также в химической промышленности во время производства индивидуальных ароматических углеводородов и растворителей (реформат, изопентан, бензол и толуол)». При смешении (перекачке) этих компонентов и произошло возгорание.

«Побежали на базу БРСМ, а оттуда выскакивают 6–7 человек. Один из них обгоревший весь, в струпьях. Спрашиваю другого: «Что случилось?». Тот отвечает, что оборвало шланг во время перекачки горючего, а провода на насосе голые были — и бензин попал на них. Все сразу же загорелось», — рассказывал тогда начальник расположенной по соседству с базой БРСМ нефтебазы КЛО Сергей Здоренко, который одним из первых прибыл на помощь пострадавшим.

Второй составляющей первопричины пожара стали нарушения на нефтебазе, наверное, всех существующих норм для подобного рода объектов. Во-первых, нефтебаза не была введена в эксплуатацию, то есть не имела права работать.

Во-вторых, на ней обнаружилось восемь «лишних» резервуаров, которых не было ни в одном из подаваемых проектов расширения.

В-третьих, хозяева базы забили на безопасность как таковую. В Отчете правительственной комиссии говорится, что на базе не были соблюдены противопожарные расстояния между группами резервуаров в зависимости от их объёма, отсутствовали обвалование, необходимый запас веществ для огнетушения, не было системы автоматического пожаротушения в насосных, не было молниезащиты, пожарной сигнализации и так далее и тому подобное.

«Обваловки на базе не было, внешней системы тушения тоже, отсутствовали пенообразователи… Из-за расположения резервуаров на наклонной местности топливо лилось в пожарный водоем, его нельзя было использовать при тушении», — заявил в ходе слушаний в Киевоблраде директор департамента гражданской защиты Киевской ОГА Игорь Аксенов.

Именно этот букет нарушений сделал невозможным эффективное пожаротушение и обусловил масштаб трагедии. Осознание истинных причин аварии важно, чтобы оценить состояние и понять наши перспективы.

Неисправимые

Взрыв на нефтебазе вызвал трещину в отношениях между акционерами БРСМ Эдуардом Ставицким и Андреем Бибой. Начались взаимные обвинения, рейдерские набеги, и в итоге в 2018 году партнёры расстались, поделив сеть пополам — по 63 АЗС. Бренд остался за Бибой, а станции Ставицкого стали основой сети МОТТО.

На сегодняшний день сеть БРСМ насчитывает 210 АЗС, МОТТО — более 150.

Осталась у бывших партнёров и одна общая черта —они оба, похоже, не мыслят себя без «бодяжного» ремесла. МОТТО является фигурантом дел, в которых открытым текстом говорится о торговле фальсификатом производства крупнейшего мини-НПЗ страны в Мерефе Харьковской области, успешно функционирующего при всех режимах (пресса связывает его с бывшими эсбэушниками, в последние годы закрепившимися в руководстве области). Также известно о поставках «крафтового» топлива в сеть МОТТО с одной из легендарных нефтебаз в Кременчуге. В результате все проводимые в этом году испытания качества в этой сети она успешно провалила по всем ключевым параметрам (подробнее здесь и здесь).

Но Ставицкий на фоне своего бывшего партнёра Бибы выглядит ребёнком: если МОТТО продает в год оценочно не более 100 тыс. т нефтепродуктов, то БРСМ в 2020 году «качнула» более 700 тыс. т. Откуда берет вдохновение Андрей Биба?

Как показывает наше исследование, в 2020 году компании из группы БРСМ — «Катма Груп» и «Стандарт Ойл 2000» — закупили 117 тыс. т сырья и компонентов для производства топлив (см. табл.). Настоящее дежавю: схожая картина была и в 2014-м, и в 2015-м… Как видим, ничего не меняется. Нет, почему же, объёмы растут! Если в 2014 году объём компонентов составлял 98 тыс. т, то к 2020-му вырос почти на 20%.

Анализ «производственной» деятельности БРСМ показывает, что в 2020 году группа выпустила в свет около 50 тыс. т бензина А-95 и 26 тыс. т альтернативного топлива (бензин с содержанием более 30% спиртов), составивших более 60% в общей реализации этого оператора через АЗС. Выпуск такого объёма бензина означает, что нужно было заплатить около 600 млн грн акцизного сбора и 120 млн грн НДС на него. Это так, для начала.

Источник: “http://fbi.media/неисправимые-бодяжники/”